О мозгах и сердце

Категория: Статьи по теме Создано: 21.08.2019

“Если в пять лет ты не был зоорадикалом - у тебя нет сердца. Если к пятнадцати ты не стал зоореалистом - у тебя нет мозгов”.

Потому что романтическая наивность - это прекрасно. Это офигенно. Это трындец как мило, пока романтическая наивность и ее носитель не имеют влияния ни на чью жизнь. А когда такие-вот милые мальчики-девочки врываются в операционную и бьют морды хирургам вопя “не смейте резать людей этими ужасными ножами! Мы веруем в дружбомагию и всех излечим обнимашками!” - тут уже не до умиления. Тут уже нужна пулеметная турель с соляными боеприпасами.

Если у человека в пять лет есть сердце - ему жалко любое живое существо, которому плохо. Кошечку. Собачку. Боже упаси, если не жалко.
Если у человека есть сердце, ему ту кошечку-собачку жалко и в пятнадцать. И в двадцать пять. И в сто двадцать пять. Если у человека есть сердце, его по определению не радуют страдания и смерть живых существ. Их жалко. Их реально, без сарказма, всех жалко. Кошечек. Собачек. Лошадок. Коровок. Крыс, с их офигенным умищем и сложной социальностью. Красавцев-пальмовых долгоносиков. Вирусов эболы, трогательно защищающих своих основных носителей от посягательства хищников. Они ведь все прекрасны. Без сарказма.

Вот только к человеку к пятнадцати годам, если у него есть мозги, после стадий отрицания, гнева, торга и депрессии приходит-таки осознание картины в целом. Понимание что все эти милые котики-крысики-вирусы в совокупности составляют механизм живой природы - сложный, по-своему красивый, но абсолютно безжалостный, работающий на ежедневном перемалывании миллиардов жизней. Да-да, в том числе - котиков-песиков, а еще чаще - котиками-песиками. До пятой стадии - полного принятия, человеку с сердцем дойти трудно, да и не стоит, наверное, но других конструкций живой природы на нашу планетку пока не завезли.

И дальше, человек с сердцем, если у него есть еще и мозги, учится разделять свое абсолютно благородное желание выхватить очередного бедолагу из-под колес живой, мать ее, природы, и “защиту природы”. И что бы он не выбрал, отдает себе отчет что именно сделал, и чем/кем при этом пожертвовал. Человек с сердцем и мозгами, прижимая к сердцу очередного подобранного на улице котика, мозгами понимает: “Я реализовал всего лишь свою собственную хотелку, потому что лично мне было душевно больно пройти мимо этого конкретного котика. Я беру ответственность на себя, и готов платить моральную цену и коровками, которых пустят на корм котику, и мышками-птичками, которых этот котик не особо быстро и безболезненно удушит, и блохами, которых с котика вытравлю, и другими котиками, которых можно было спасти заместо этого”.

Увы, отсутствие мозгов, вопреки заветам Уотсона, пока не лечат. Посему мир кишит людьми, свято уверенными что уличное кормление дворняг - “защита природы”, верещат о “праве всего живого на жизнь” кормя мясным кормом котиков, и льют крокодиловы слезы над убиенными австралийскими кроликами.

Знаете, если когда-нибудь найдется гений, который сумеет перевернуть сами законы биосферы, превратив живую природу из конвеера взаимопожирания в лужайку дружбомагии, людям с сердцем но без мозгов найдется на этой лужайке экологическая ниша, где их можно будет держать не опасаясь трындеца с их стороны. А пока очень хочется взять в руки пулемет, а на себя - ответственность за переработку сотни-другой повышенно-социально-активных хомо-но-сапиенс на корм для котиков.

Источник

Просмотров: 9540